Новости дня 20.01

Русский волк с Уолл-стрит: как пережить расследование Комиссии по ценным бумагам и биржам США

29.05.2018 12:00 406
Русский волк с Уолл-стрит: как пережить расследование Комиссии по ценным бумагам и биржам США Фото № 0

История россиянина Анатолия Князева похожа на знаменитый фильм «Волк с Уолл-стрит». Он создал с партнёрами успешный брокерский бизнес и, как и герой, Леонардо ДиКаприо стал фигурантом громкого расследования Комиссии по ценным бумагам в США. О том, каково узнать о том, что тебе грозит многомиллионный штраф из утренней газеты и как преодолеть гордость, чтобы спасти бизнес, он рассказал Сравни.ру.

Страшный сон

В августе 2015 года наша инвестиционная компания Exante стала фигурантом расследования Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC). А узнали мы об этом из прессы. SEC известна тем, что успешно обвиняла таких финансовых гигантов, как Deutsche Bank, JPMorgan, которые получили миллиардные штрафы.

Посыпались звонки, телефон буквально разрывался – клиенты, контрагенты, родственники, друзья и просто знакомые – все хотели понять, что же случилось, а мы и сами не понимали.

Первая мысль: «этого не может происходить на самом деле, это какая-то ошибка, надо просто проснуться». Но на следующий день пришли официальные бумаги. Это были несколько ящиков с документами, которые почтовая служба USPS привезла нам на Мальту (там находится наш головной офис).

В тот же день мы обратились к двум крупнейшим американским юридическим фирмам по работе с SEC, и в итоге выбрали одну из них. Час партнёра такой фирмы стоит 1 200 – 1 700 долларов, работали они полгода, ещё и не один партнёр работал. Мы заплатили им космические гонорары, но при этом ни разу лично не встречались, общались по телефону и скайпу.

Какое-то время нам потребовалось, чтобы разобраться, как вообще так получилось, почему наша компания привлекла столько внимания. Сейчас уже всем всё ясно: группа украинских хакеров взломала серверы новостных агентств и получила доступ к пресс-релизам компаний, которые торгуются на бирже, до их официальной публикации. В пресс-релизах обычно содержится важная информация о результатах деятельности компании за отчётный период: квартал, полгода или год. И зная её заранее, можно достаточно точно прогнозировать изменение стоимости акций, купить или продать их, и при сильном движении курса заработать на этом.

Украденные пресс-релизы продавались трейдерам и компаниям, а Exante назвали возможным участником этой преступной схемы.

Суровая реальность

Один из аргументов SEC заключался в том, что мы с некоторыми обвиняемыми использовали один и тот же IP-адрес – либо один компьютер, либо одну беспроводную сеть. И комиссия это воспринимала как доказательство того, что мы в сговоре. Нам заявили, что какой-то неизвестный и наша компания пользовались одним IP-адресом, поэтому мы с ним связаны. Мы проверили все наши офисы, все домашние адреса сотрудников, а в итоге выяснилось, что это IP-адрес бизнес-зала Рижского аэропорта. И пользовались мы им с разницей в полгода. Один из наших директоров летел через этот аэропорт в наш рижский офис, зашёл в свою почту, потом через полгода оттуда летел другой человек, и тоже вошёл в свою почту. Они с интервалом в полгода оказались в одном и том же месте на земле. И это сочли достаточным аргументом, чтобы заявлять о сговоре.

Мы запросили официальное подтверждение от Рижского аэропорта, что это их IP-адрес, предоставили бумаги комиссии, но этот аргумент так и не выбросили, он фигурирует в последних судебных решениях. Юристы говорили нам: да, ребята, к вам несправедливо относятся, но мы не можем ничего сделать, давайте просто продолжать пытаться пробить эту стену.

6 месяцев борьбы

И мы пытались. В течение следующих пяти месяцев мы методично объясняли суду и SEC, как мы работаем. Это нужно было рассказывать очень подробно, много-много раз повторяя одно и то же. Времени на саму работу не оставалось. Не так я себе представлял будни успешного брокера.

Само расследование продолжается до сих пор. В нём есть криминальная часть, а есть гражданская. Мы были участниками гражданской части. Как выяснилось позже, тюрьма нам не грозила, а вот огромный штраф, способный разрушить бизнес, – вполне. Для примера, другие участники этого дела выплатили от 2 миллионов до 30 миллионов долларов.

У нас с партнёрами был выбор – либо спорить и доказывать ошибочность обвинений в суде, либо начать диалог с комиссией. В первом варианте мы должны были предстать перед судьёй через три года, а именно столько мог занять этот процесс, попытаться ему объяснить, что комиссия была неправа, и получить заключение суда, что мы невиновны. Но до этого момента у нас был реальный риск потери бизнеса. Когда ты фигурант расследования SEC, ничего не происходит, формально ещё никто не виновен, но ты не можешь вести практически никакой бизнес, тем более в финансовом мире, потому что везде указано, что ты фигурант расследования SEC. Поэтому мы выбрали второй вариант. Не спорить, не пытаться доказывать свою правоту через суд – такое решение было очень тяжело принять, эмоционально тяжело, но с рациональной точки зрения оно было правильное.

Я засыпал и просыпался с мыслями, в какой момент всё пошло не так, как я оказался в такой ситуации, почему не защищаюсь? Конечно же, я сомневался в правильности своего выбора. Но когда речь идёт о спасении чего-то очень дорогого и важного для тебя, перестаёшь мыслить узкими категориями: «прав ты или не прав», «это дело принципа», ты вынужден смотреть на вещи шире.

Самый лучший день

Многие из участников гражданского дела пошли на досудебное соглашение с комиссией, но с выплатой штрафа и без снятия обвинений, просто чтобы продолжать работать. Математически уплата штрафа выгоднее, чем ожидание суда.

Для нас всё закончилось наилучшим образом. В январе 2016 года мы достигли соглашения с Комиссией по ценным бумагам США, что без штрафа и без признания вины они снимают с нас обвинения, и суд это утвердил. Все претензии с компании были сняты и перенесены непосредственно на клиентов, совершавших эти сделки. В настоящий момент мы единственные из обвиняемых, с кого были сняты все обвинения без уплаты штрафа. Это был один из самых счастливых дней в моей жизни. И в жизни моих партнёров конечно тоже.

С того страшного для нас августа 2015 по весну 2016 года мы занимались решением репутационных проблем с клиентами и контрагентами. Это был очень тяжёлый год, мы только недавно вздохнули спокойно, лично я расслабился лишь в последние пару месяцев, впервые с тех событий позволил себе сходить в небольшой отпуск.

Мои уроки

1. Самый главный урок – мир несовершенен.

Да, есть претензии к американскому суду, но они будут и в других юрисдикциях, в России, в Великобритании, где угодно. Просто сталкиваешься с тем, что мир несправедлив, и никто кроме тебя самого за тебя биться не будет.

2. Иногда нужно идти на компромиссы, даже если эмоции бьют через край от осознания несправедливости и абсурдности ситуации.

Мы могли просто дожидаться суда, чтобы доказать свою правоту и получить компенсацию от SEC за ущерб и необоснованные обвинения, но к моменту его получения мы бы уже лишились компании. Поэтому мы сосредоточились на работе со следствием и доказали, что компания являлась только техническим посредником при совершении сделок. В моменте это было гораздо тяжелее и с финансовой и с операционной точки зрения. Мы потратили очень много времени и денег на работу с юристами. Но нам удалось добиться полного снятия обвинений с компании без выплаты штрафа, что позволило сохранить бизнес. Мы решили, что существование бизнеса важнее, чем бессмысленная борьба в суде. И последующие события показали, что мы сделали правильный выбор.

Источник: forumdaily.com
Подписаться Поделиться Обсудить
Комментарии (0)
Имя *
Комментарий *