Новости дня 14.11

5 вещей, которые меня удивляют в Америке

03.03.2018 06:00 292

Год назад, когда я переехал в Вашингтон, меня многое удивляло. Фаренгейты, футы, акры, унции, сколько миль можно проехать на одном галлоне бензина, очень большие машины-пикапы, женский американский футбол по ТВ, 110 вольт напряжения в сети, тако и сальса в ресторанах, цены без налогов в магазинах и огромные чаевые в ресторанах, где частые гости – лоббисты. Но к этому быстро привыкаешь, и американская розетка уже не кажется настолько странной, пишет Владислав Рашкован в блоге для издания Новое время.

Однако все равно остается пять вещей, которые продолжают меня удивлять в Америке, ну или как минимум в нашей небольшой американской деревне недалеко от Вашингтона.

1. Разнообразие (diversity)

В государственной средней школе дочери учатся дети более чем из 50 стран, говорящие на 25 национальных языках – от мандарины до суахили. Все они проходят обычную школьную программу. Да, это результат того, что в Вашингтоне расположено более 170 посольств стран мира, но думаю, дело не только в этом.

На улице можно запросто встретить влюбленную пару — японку и аргентинца, или гей-пару — немца и марокканца. По дороге на работу я проезжаю большое количество церквей, начиная с эфиопской православной до корейской пресвитерианской. Общаясь с представителями разных компаний, я встречаю людей, получивших образование в Кейптауне, Мельбурне, Ереване, Львове или Лиме и работавших в разных концах мира: от Сингапура до Сантьяго.

Все это разнообразие поражает. Кого-то может утомлять, но не меня. Я вижу ценность в таком разнообразии – в опыте, языках, знаниях, обмене культурами при сохранении своей идентичности. Все это развивает не только толерантность, но и показывает, насколько мир сложный и в то же время интересный и часто неизведанный. Не знаю, как вам, а мне бы хотелось видеть больше разнообразия на украинских улицах и в украинских компаниях.

2. Инклюзивность

Дело не столько в людях с ограниченными возможностями. И так понятно, что безбарьерная среда организована практически везде: от супермаркетов и офисных центров до судов и университетов. Понятно также, почему места для машин со специальными знаками на парковке возле начальной школы сына всегда утром заняты, – у Саши в первом классе есть девочка, больная ДЦП, и в школе она не одна.

Дело не только в передвижении. Дело во включенности этих людей в нормальную жизнедеятельность общества. Моя дочь спокойно относится к детям-аутистам. Они занимаются по специальной программе, но некоторые уроки посещают вместе с остальными. Я начинаю привыкать к тому, что у нас на каждой конференции есть 3-4 сотрудника или гостя на колясках с ноутбуками в руках, которые не только конспектируют, но и обычно активно участвуют в дискуссии. Я также радуюсь тому, что у нас в офисе очень часто бывают маленькие дети – в здании Фонда, как и во многих организациях неподалеку, создан центр заботы о маленьких детях, которым еще рано идти в садик. Таким образом, молодые мамы и папы тоже активно включены в деятельность компании и не сидят дома в декрете. Спокойно уже прохожу мимо велосипедной парковки Фонда, насчитывающей более 200 велосипедов. Их владельцы приезжают из разных концов Вашингтона или близлежащих городков в Мэриленде и Вирджинии и не зависят от общественного транспорта.

Однако, семилетний сын соседа, постучавшийся однажды в нашу дверь с предложением почистить дорожку до гаража от снега, и 88-летняя бабушка, которая сама организовала что-то типа «желтых страниц» среди жителей нашего поселка, где рекламирует все и вся: от бебиситтеров на вечер до карпулинга для совместной поездки в церковь по выходным, все еще нас удивляют. Мальчика моя жена хотела скорее напоить чаем, а бабушке – помочь под ручку довести до ее дома. Но этого не требовалось – бабушка была в леггинсах и кроссовках и к другому дому просто побежала.

Я начинаю привыкать к этому, но все еще удивляюсь и очень хочу, чтобы такой вовлеченности разных людей в Украине было больше – каждый заслуживает равных возможностей вне зависимости от каких-то дополнительных особенностей или возраста.

3. Важность образования

Не думаю, что сильно преувеличу, утверждая, что уровень будущего благосостояния людей в США зависит от того, в какую начальную школу они ходят. Публичные школы здесь объединены в кластеры – у хорошей высшей школы (8-12 класс) чаще всего 2-3 сильные средние школы и 5-7 начальных школ. У каждой школы есть свой рейтинг, и именно на него многие ориентируются при выборе места для жительства. Например, есть школы, где уровень поступления в колледжи достигает 99%, а есть города, в которых в среднем в колледж идет не более 20-30% выпускников школ. Как результат, в городах возле лучших школ стоимость недвижимости возрастает. Рост стоимости недвижимости ведет к увеличению налогов, которые идут на усиление школы – так это работает, не наоборот.

Если верить исследованиям Мирового банка, поступление в колледж и получение первой работы после колледжа сводит вероятность бедности в семье в течение всей жизни менее чем до 2%. Поэтому так важен выбор школы (которая с высокой вероятностью приводит подростка в колледж), и так важно в ней хорошо учиться. Чтобы не быть бедными, люди стремятся в колледж, особенно, малоимущие, и то, что вы часто видите в американских фильмах, не преувеличение. Я каждый день вижу скромно одетого темнокожего отца, который привозит на автобусе своих детей в школу – он точно понимает, что колледж нужен не для того, чтобы не идти в армию, или поиска спутника жизни для детей.

Высшее образование – путь к преодолению бедности, путь, на который США тратит около 15% своего годового бюджета (больше, чем на оборону).

И то, что в 99% случаев вы видите темнокожих водителей автобусов, сантехников, почтальонов, продавцов в магазинах, а также испаноговорящих строителей или газонокосильщиков — наглядный результат того, что, если ты не получил качественного образования, пробить свой стеклянный потолок в жизни будет практически невозможно. Такого яркого проявления «образовательного» расслоения я не ожидал, и меня это удивляет, особенно в век информационных технологий, когда доступ к открытым образовательным курсам есть практически у каждого.

4. Спортивность

После первого урока физкультуры в школе дочь меня огорошила, сказав, что никаких нормативов ей сдавать в школе не придется. На уроках физкультуры ее будут учить трем вещам. Во-первых, спортивности – не становиться мастерами спорта, а любить спорт, понимать важность быть спортивным. Во-вторых, командности – уметь уважать членов команды и противников, понимать чувство локтя, зависимость общего результата от вклада каждого. И третье – уметь выигрывать и проигрывать: выигрывая, уважать соперника, не задирая нос; проигрывая – не падать духом и идти дальше.

Не знаю, дает ли это плоды в обществе, но бегут здесь все, утром, днем, вечером, вместо обеденного ланча. Все родители постоянно думают о том, как использовать дополнительный час свободного времени на детский спорт – для этого есть огромное количество возможностей – велотреки, теннисные корты, катки, баскетбольные площадки, поля для бейсбола – практически все публичны, многие – бесплатны.

Не знаю, приносит ли это результаты в школе, но в спортзале висят награды команд за победы в соревнованиях штата и национальных соревнованиях за последние 20 лет. Также на стене отдельно отмечены индивидуальные спортсмены – чемпионы США в разных видах спорта: от борьбы и легкой атлетики до хоккея и дайвинга. Во время матча школьного чемпионата штата по баскетболу весь зал был полон болельщиков, поддерживавших обе команды, а после матча мой сын мог проверить всю статистику матча по каждому тинейджеру-баскетболисту, отметив тех спортсменов, за прогрессом которых хотел бы следить. Уверен, что в зале были и агенты каких-то университетов, присматривающих игроков в свою команду.

Не знаю, сделает ли это нашу семью спортивной, но моя дочь всю неделю играет в софтбол, волейбол, катается на велосипеде, играет в сквош, а сын не расстается с теннисной ракеткой, шахматами и баскетбольным мячом, также мечтая играть в школьной команде. Дни физкультуры – одни из самых любимых на неделе. И это все еще очень удивляет, и моим любимым Одессе и Киеву хочется пожелать больше спортивности и новых спортивных манежей, а не только безвкусных многоэтажек. Да и болельщиков на школьных трибунах (есть такие у нас?) хочется тоже пожелать.

5. Самоорганизация

Одной из моих любимых книг юношества был «Аэропорт» мастера производственных романов Артура Хейли. Действие романа происходит в США, в вымышленном международном аэропорту им. Линкольна. Одним из ответвлений сюжетной линии книги является протест жителей близлежащего городка Медоувуда, которым досаждает шум самолётов. Активисты хотят изменить маршруты авиалайнеров, чтобы они не пролетали над их домами. Я искренне полагал, что такое невозможно в реальности. Но в том же рекламном буклете, который разносит 88-летняя соседка-активист, написано о прогрессе инициативной группы, выступившей за изменение маршрутов самолетов, направляющихся в уже вполне реальный аэропорт им. Рейгана в Вашингтоне мимо нашего поселка. Не могу сказать, что меня хоть как-то беспокоит звук самолетов (все-таки аэропорт находится достаточно далеко), но соседи считают, что это снижает стоимость их домов, и они готовы бороться за свои права. Это вызывает уважение.

Люди не только занимаются своей семьей или своим домом. Они не только рассуждают о плюсах и минусах президента своей страны. Они самостоятельно проходят весь путь от своего дома до офиса президента. Украшают свой двор на всевозможные праздники и самостоятельно занимаются облагораживанием улицы. И вот сосед уже подсказывает мне, как правильно сортировать мусор, видя, как я стекло и картон складываю в один бак. Жители городка вместе и постоянно обсуждают будущее школ своих детей и активно участвуют в их управлении. И вот уже родительский комитет приглашает нас, как новеньких, на фуршет в дом к одному из родителей, где «бывалые» делятся какими-то своими секретами жизни комьюнити. Другие соседи заботятся о сосуществовании в рамках нашего поселка, поддерживая пожилых или больных. Вместе ходят в церковь. Действительно искренне благодарят односельчан за выдвижение в органы управления, сначала поселка, затем городка или штата. Поддерживают. Агитируют. Голосуют. И других призывают, ненавязчиво, но взывая к их конституционным правам и обязанностям. И потом только переходят в обсуждении на уровень государства.

Заметьте, что я ничего не сказал, что государство делает и должно делать для граждан, а соседи особо это и не обсуждают. Джон, сосед напротив, сказал мне однажды, что есть полиция, есть честный суд, и есть армия – ему больше ничего от государства не надо. Если честно, то и мне ничего больше от государства не надо. Удивляет только, почему в Украине государство хочет для людей быть гораздо большим, при этом, не всегда выполняя свои базовые функции на отлично.

В качестве итогов первого года: образование важно, так же, как и равный доступ к нему, вне зависимости от цвета кожи, национальности, языка, сексуальной ориентации, уровня благосостояния или ограниченности физических возможностей. При этом государство не сможет обеспечить вам все блага, даже тратя большую часть государственного бюджета – многое зависит от самих граждан, от их самоорганизации и вовлеченности, в том числе — заботы о своем теле, своем доме, своей улице, своем поселке, штате, государстве. И наличие всего этого вместе в одном месте в одно время позитивно удивляет пока больше всего.

Источник: forumdaily.com
Подписаться Поделиться Обсудить
Комментарии (0)
Имя *
Комментарий *